Вниз страницы

Sin and guilt in sacred Rome

Объявление

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА РОЛЕВУЮ
SIN AND GUILT IN SACRED ROME!

Мы рады представить вам альтернативный мир, где грехи и демоны
это не вымысел, а реальная угроза, нависшая над человечеством.
Рейтинг игры: 18+ | Система игры: эпизодическая
Игровое время: ноябрь - декабрь 2015

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
10.11.2015 — Астрологи объявили месяц свободной игры!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP  Рейтинг форумов Forum-top.ru  Palantir
White PR Зефир, помощь ролевым
АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА

402243839
sugarforkfull
282849009
zanto666
204553684
life_trees

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sin and guilt in sacred Rome » Принятые Анкеты » DANIELE ROCCA | фантом | 21


DANIELE ROCCA | фантом | 21

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

DANIELE ROCCA | ДАНИЭЛЕ РОККА
Дани - для своих; фальшивое имя Давид Лейхер
помеченный Гневом

Возраст и дата рождения: 21 год | 17 мая 1994

Пол: мужской

Ориентация:
предпочитает женщин, но свободен от условностей

Вид занятости:
Отщепенец, подпольно приторговывает книгами, запрещенными церковью; некоторые из них, на иностранном, переводит за дополнительную плату; в скромных объемах продает оружие Красному Кресту

Способности: Ярость — способность вводить себя в состояние берсерка. В это время не испытывает боли.
Результатом частого использования способностей являются мышечные боли.

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/6e/69/2e/6e692ea8013f3edcf74c283f15147d30.jpg
Sherlock Holmes | Sherlock BBC

✖ ВНЕШНОСТЬ ✖
− 170см/70кг/телосложение: худощавое, спортивное
− цвет волос, прическа: черные курчавые волосы длины не большей, чем требуется, чтобы прикрыть Метку на виске
− цвет глаз: серый асфальт
− особенности: куча мелких шрамов и шрамиков по всему телу, ожог левой руки от запястья до локтя; тихий, глухой голос, результат неудачной операции

Даниэле одевается и ведет себя так, словно бросает вызов всему на свете. Кожаная куртка, кольца на пальцах, побрякушки на шее - все темное и неброское, вполне со вкусом, но даже в однотонных шмотках его внешность просто кричит: имел я вас всех! Он всегда расстегивает верхние пуговицы, грызет ногти и лихачит на своем мотоцикле там, где вполне можно обойтись спокойной ездой. Вроде как парень слегка задержался в подростковом возрасте, но такое впечатление обманчиво, он гораздо более зрел и целеустремлен, чем может показаться. У Рокка свой путь поиска Бога и свое понятие о грехах. Кто сказал, что пирсинг в соске - это плохо? Он еще ни разу не помешал читать молитву против демона, чай, язык за него не цепляется.
Курит, хотя врачи запретили. И может доказать, что демоны пожрали больше людей, чем никотин, а злой не покуривший Даниэле - так вообще явление опасное для общества.
Из-за несчастного случая и халатности врачей потерял голос, вернее, он разговаривает, но со значительно убавленным звуком.
Весь в каких-то отметинах с ног до головы: не шрам, так родинка, не родинка, так след от укуса соседской собаки еще с детского сада. Следствие нелегкой судьбы, но чаще - просто шила в одном месте.
Кудряв до безобразия, волосы густо-чернявые. Терпеть не может эти «бабьи», по его мнению, кудряшки, но вынужден отпускать, чтобы скрыть демоническую метку от лишнего внимания. С той же целью на улице натягивает на голову капюшон, да и лицом не желательно лишний раз не светиться.
Кроме повышенной кудрявости выделяются острые скулы и подбородок, узловатые суставы, очень бледная кожа, на которой особо заметны все боевые отметины. Держит себя в отличной форме, всегда готов пощеголять голым торсом перед благодарными зрителями (Шрамы? Да ладно, девочки от них в восторге!), все-таки в чем-то Даниэле еще мальчишка. И как только вперед Гнева до него не добралась Гордыня? Может, потому, что не погнушается присесть рядом с нищим и поделиться сэндвичем. Даже если это испачкает его крутые рваные джинсы.
Отдельная тема - байк, который любит до умопомрачения, разве что не спит с ним в обнимку. Единственное его ценное имущество, верный друг и помощник.

✖ ХАРАКТЕР ✖

Характер деятельный, открытый, несмотря на скрытный образ жизни. Если Даниэле когда-нибудь усидит на месте дольше минуты, наступит Апокалипсис. А ведь сразу и не скажешь: он никогда не кричит (просто не может из-за испорченного голоса), не размахивает руками, не суетится по пустякам, смотрит холодно и даже безразлично - солнечные улыбки остались в далекой юности. Но за всей этой внешней пофигистичностью кипит жажда деятельности и горячее, большое сердце. Даниэле может стоять и спокойно курить сигарету, когда вокруг пожар, а потом окажется, что за это время он придумал способ его быстро потушить. Причем не исключено, что полезет в огонь, с чувством самосохранения у парня проблемы.
Может вести себя, как засранец или балованый мальчишка, иногда на него находит. Напиться в баре, разгромить стаканы, подраться за девочку, имени которой на утро не вспомнит. Все это в нем не настоящее, способ сбросить напряжение, способ кричать, потому что покалеченное горло кричать не позволяет. Вызов, который он бросает церковной морали, разделившей добро и зло так, словно между ними, и правда, есть граница. Он никогда не мечтал бегать от стражей закона под чужим именем; спать на жестком матрасе, торговать контрабандой. Но такова реальность, и с ней он борется двумя способами: бунтарством, которое, впрочем, никому не вредит, кроме него самого; либо попытками хоть как-то восстановить справедливость. Пусть не для себя, не для всего мира, но для соседской женщины с больным сыном, которой покупает продукты за свои деньги. Для Ровена, знакомого, торгующего собой на углу - в основном помогает лекарствами после ночи с особо нежными клиентами, или разговором по душам. Иногда душевные раны болят сильнее телесных, ему ли не знать. Временами Дани кажется, своими потугами он только продлевает человеческую агонию, этот мир катится к чертям, все бессмысленно. Такие приступы бывают редко, но бывают. Тогда Даниэле идет в отрыв и громит барный инвентарь. Очень полезный навык в такие дни: будучи в стельку пьяным, успеть смыться от полиции, отточен до совершенства!
Нет, он не альтруист (попробуй попросить у него прокатиться на байке!), не идеалист, мечтающий о мире во всем мире, и уж точно не страдает робингудством. Дани далек от идейных помыслов, как Земля от Юпитера. Он просто ищет ответы на вопросы. Жизнь не задалась и стремительно утекает сквозь пальцы, спасибо Печати, а ему всего 21 и он хочет знать - если все на земле так паршиво, в чем тогда замысел Божий? Не находит ответа и просто живет так, как подсказывает сердце.
Но он верит. По-своему, сквозь все неудачи, верит, до сих пор ни разу не усомнившись в Его существовании. Бог есть, по мнению парня, но такое ощущение, что он говорит с детьми своими на древнеарамейском: вроде на связи, а нифига не понятно. Как всякому молодому уму, веры ему не достаточно, он жаждет заглянуть глубже церковных текстов, прочесть между строк, он не может слепо подчиняться людям, говорящим от Его имени. Люди - это люди, жадные, жестокие, порочные. Иногда просто глупые. Он вслушивается только в Его голос, но порой чувствует себя двоечником, едва понимающим Наставника.
Как уже говорилось, не склонен к внешним проявлениям эмоций, будет держать все в себе, пока не взорвется. И вот тогда всем песец. Гнев в свое время узрел благодатную почву: порывистость, юношеский максимализм, добрые намерения, которыми, как известно, выстлана дорога в Ад. И поставил печать.
Когда над Даниэле провели обряд, сделав фантомом, парень стал сдержаннее - вынужден был стать, - циничнее, но вспышки раздражительности все еще его слабость. Демон приглядывает за ним, а он - за демоном. 

✖ БИОГРАФИЯ ✖

Школа была самым светлым временем в жизни Даниэле. У него была семья, пусть и небогатая, успехи в учебе, одержимость футбольным клубом. Он был юн, дерзок, нравился сверстникам и противоположному полу. Жизнь бурлила на полную катушку, ужасы, которые целыми днями передавали в новостях, вся эта борьба с демонами не слишком его занимала. Дани собирался поступать на гуманитария, увлекшись иностранными и древними языками. Или стать футболистом. А, может, закинуть на плечи рюкзак и объехать мир? Любые планы казались по плечу. Там, где он появлялся, деятельность начинала кипеть, Унынию места не оставалось. Не этот ли демон заточил на него зуб, указав на лакомую жертву Гневу?
Вспыльчивость всегда была его слабым местом. Как и богословие. Библию он просто напросто не понимал и понимать не хотел, хотя в церковь ходил регулярно и молился искренне. Ну, а что можно понять в книге, которая за века прошла столько переводов, что никто толком сказать не может - яблоко сорвала Ева или хурму? И предавал ли Учителя Иуда. Окей, препод-священник говорит, у церкви на этот счет свое мнение. Но священнику сорок два, а Библия была написана тысячелетия тому назад, почему он так уверен? У него прямая телефонная линия с богом?
В наказание за этот вопрос пришлось неделю драить школьные коридоры, желание спорить поутихло. Тем более, надвигался матч с соседней школой, тогда это казалось самым важным на свете.
Хорошее было время.
Тогда же Дани познакомился с Халорном Ганоцци, хмурым репетитором, вынужденным помогать балагуру с изучением Библии, все-таки экзамены никто не отменял. Халорн был всего на восемь лет старше, четырнадцатилетний Даниэле обожал подшучивать над его молодостью, дразнил Профессором, которым студент-старшекурсник конечно же не был, а в ответ получал подзатыльники, весьма суровую муштру по предмету и, если оставалось время, рассказы обо всем на свете. В общем, они отлично ладили, несмотря на отвязность ученика и замкнутость учителя. Только под началом Хала мальчик был готов штурмовать скучную науку, в его историях тексты оживали из тлена, и время текло незаметно.
По окончании занятий Халорн исчез, говорили, пошел по пути экзорцизма - Дани не знал наверняка, тот не много рассказывал о себе. Тогда в его собственной жизни случилась первая жестокая несправедливость: во время поездки в спортивный лагерь погиб лучший друг со своей девушкой, косвенно по его вине. Для Дани эта вина была не косвенной, а самой настоящей, он долго мучился, чувствуя себя убийцей. А ведь он всего лишь не рассказал взрослым, что друзья убежали в лес, чтобы уединиться. Прикрыл их перед тренером. Такое несоответствие между собственными добрыми намерениями и результатом, к которому они привели, не укладывалось в голове, рушило все представления о добре и зле. Он хотел, как лучше. Ведь как лучше же хотел? Как так могло получиться?
Вспоминая уроки Халорна, его спокойные, последовательные объяснения, он отчаянно пытается перекроить рушащиеся принципы, найти себе оправдание или наказание. Он молится богу, но бог не станет сидеть с ним, втолковывая что хорошо, а что плохо, как это делал учитель, а учителя рядом нет. Халорн оставил свой телефон и велел звонить, если понадобится, но Даниэле почему-то не вспомнил об этой бумажке. Или боялся, что даже любимый репетитор его осудит? В любом случае, он не позвонил.
А в десятом классе все повторилось.
Даниэле подрабатывал в скобяной лавке. Хозяйка была очень милой женщиной с мужем-алкоголиком, человеком безвольным, вечным неудачником по жизни. Дани чувствовал к нему одновременно жалость и отвращение, а жена все надеялась вправить мозги. «Мужик должен быть сильным!», сказала она как-то, «А ты посмотри на себя, только бутылки таскать и умеешь!». Пьянчуга, видимо, это запомнил. Очень хорошо запомнил.
Однажды, спустившись в подвал за товаром, Даниэле застал его рисующим пентаграмму на полу и бормочущим заклинание призыва. Помещение раскалилось, как топка, в воздухе пахло серой, дурное дело не хитрое - очевидно, заклинание читалось правильно и демон вот-вот появится. Мужик был пьян как всегда, поэтому потасовка вышла недолгой, Дани, даже проигрывая в росте и весе, удалось его скрутить. Тот неожиданно заплакал. Стал говорить, что его жизнь - дерьмо, что бог его оставил, поэтому он стремился к дьяволу. Что сделал глупость. Все повторял, какой Дани хороший мальчик, вовремя остановил его. Умолял не говорить жене.
Даниэле поверил, отпустил.
Потом был удар по голове и темнота...

Газеты долго смаковали «трагедию в подвале», где слабоумный призвал демона Гнева, желая обрести силу, но что-то пошло не так, в итоге он убил и расчленил свою жену на глазах привязанного им к стулу подростка. А затем ушел, заперев его один на один с ошметками тела.
«Бедный мальчик, как он с ума не сошел!»
Дани был бы рад сойти с ума, но он помнил все: как кричал от страха, пытаясь позвать на помощь, но подвал служил бомбоубежищем в войну, прокричать толщу бетона и земли невозможно. Как блевал, уплывал в липкий обморок от отвращения и вони, а потом снова кричал, под утро задыхаясь от опухшего горла. Как через сутки почти, дверь взломала полиция... Потом больница, операция на гортани, которую родители не могли оплатить, и ее доверили интернам - незаконно, конечно.
Бессмысленные беседы с психологом день за днем.
Единственной отдушиной тогда была книга, которую дал ему пациент, лежавший с ним в одной палате. Довольно старая, напечатанная на машинке и сшитая вручную в годы Второй Мировой. Часть текста на итальянском, часть на иврите. Даниэле не успел спросить, откуда она у человека, даже не смог вернуть: того выписали на следующий день.
Книга оказалась сумасшедшей, попирающей любую логику и мораль, и в то же время от нее невозможно было оторваться. Увы, иврит он не знал совершенно, поэтому о содержании вставок мог только догадываться. По-итальянски автор рассуждал о греховном: о существовании Бога. Самое интересное, книга не производила впечатление ереси или речей атеиста, не вызывала отторжение. Некий Моис Хиршиц делился своими наблюдениями и небольшим исследованием, озаглавленным дерзко: «Кто есть Бог?», но при этом ни разу не осквернил имя Его. Напротив, этот Хиршиц, определенно, был верующим и очень образованным человеком, а еще с юмором. О, как тяжко было похихикивать на больничной койке, прячась под одеялом от медсестер, с пылающей болью гортанью! Но этот опус - это было нечто, Даниэле бы, скорее, позволил еще раз себя прооперировать, чем отдал бы свое сокровище.
«Если в вашей голове звучит голос демона, значит, на завтрак вы съели что-то не то!», развлекался автор, и взгляд монстра из Преисподней, впившийся прямо в душу там, в подвале, уже не пугал так сильно. «Я вернусь за тобой», вот что было в этом взгляде.

И он действительно вернулся. Спустя год, сразу после выпускного.
Парень все-таки закончил школу, крепким оказался, выносливым. Он просто уяснил для себя: праведность ничего не меняет, добро не всегда порождает добро, что-то явно напутали в той заповеди про «подставь правую щеку». Если бы он не пожалел того психа, ничего бы не случилось. Если бы только он не изображал из себя святошу!
Отныне Даниэле плюет на правила и отрывается по полной. Делает пирсинг, находит себе веселую компанию, которой все равно, сколько раз он посещает церковь, копит на байк. И продолжает читать книгу, которая стала для него фактически второй библией, пытаясь попутно выучить иврит, потому как доверить ее в лапы чужого переводчика - все равно, что отдать фамильные золотые часы мастеру из подворотни. Книга его увлекает, вдохновляет, исцеляет. С каждой страницей ему кажется, что он близок к пониманию истины, сути вещей, но следующее утверждение ставит под вопрос предыдущее. Автор эксперементирует, и Даниэле вместе с ним.
"Встаньте на краю крыши. Что вы чувствуете? Ветер. Это Вселенная дышит в унисон с каждым своим ребенком. Мы дотянулись до звезд, но так и не стали ближе к Нему. Потому что Он здесь, рядом. Встаньте на краю крыши, закройте глаза, и Он погладит вас по щеке."

Убираясь в комнате и наткнувшись на забытый клочок бумажки с телефоном, Рокка вспоминает про своего бывшего репетитора. Вероятность, что телефон еще существует - один к ста, но ему отвечает знакомый голос, они договариваются о встрече. Оба изменились, однако неловкости нет, каждый рад видеть другого, каждому есть, что рассказать. Парень показывает свое сокровище, книжицу, и просит помощи с переводом. Хал, ставший еще угрюмее и опирающийся теперь на трость, от вопроса о ней отмахивается «боевым крещением». Он теперь - экзорцист. А Дани...
Дани затягивает все глубже и глубже, веселые друзья, алкоголь - отличное лекарство от воспоминаний. Настолько, что забывается обещание демона.
А демоны свои обещания не нарушают.
Гнев подкрался, когда Даниэле провалил вступительные: сложно готовиться к экзаменам и бухать по барам одновременно. Он стал раздражительным, срывался по малейшему поводу. Даже алкоголь не помогал, жизнь все больше казалась отстоем. Пока однажды, взглянув в зеркало с похмелья, он не увидел там отражение такого же доходяги, каким был тот мужик, убивший свою жену. Все пошло прахом с того дня! От осознания собственного бессилия Рокка впадает в ярость.
Результат - погром в квартире, драка, мелкое хулиганство в городе... Потом чернота, провал.
Очнулся на жесткой койке, рядом - Халорн читает молитву, над головой - церковный свод, висок пылает свежей меткой.
- Я жив... Спасибо.
- Не благодари, это не надолго.
Дани догадывался, что произошло: Гнев все-таки добрался до него. Рано или поздно это должно было случиться. Но он и представить не мог, что демона-переселенца, не желавшего покидать добычу без того, чтобы напоследок выгрызть из тела все жизненные соки, в нем запечатают. Ради сохранения жизни. Вернее, того ее ошметка, что отведен фантому.
Везение или проклятие? Он еще сам не разобрался.
Даниэле чувствовал себя обязанным другу, как никогда, и особенно был благодарен за то, что с губ Хала ни разу не сорвалось «А я предупреждал!». Хал не одобрял его разгульный образ жизни, но ни разу не позволил себе читать нотации завравшемуся мальчишке. Он просто был рядом, все это время, и спас от смерти. Дани впал в какую-то щенячью привязанность к старшему товарищу после этого, но вовремя получил знакомый до боли подзатыльник и умерил восторги. Зато стал якобы случайно возникать рядом во время патрулирования, или заявляться к нему домой. «Я тут мимо проезжал...» уже никого не обманывало, но Халорн его почему-то не гнал, хотя не любил компанию, а особенно назойливых типов.

Тем временем, закон требовал вступления в ряды экзорцистов. Принимать на доблестную службу пришел целый конвой. Чего они боялись, что Гнев сидит у него в шкафу и вот-вот выпрыгнет? А боялись его - это очевидно. Как минимум, не доверяли, как максимум презирали, эти люди с аккуратными воротничками. Еще бы, грешник во плоти! Его заставили пройти унизительный медосмотр, словно он был инфицирован мерзкой болезнью, прошерстили всю биографию, выдали тонну ЦУ.
Когда экзорцисты вызвали его мать - фактически, на допрос, и пол дня продержали в закрытой комнате, из которой она вышла в слезах, Даниэле не выдержал.
Больше в этом здании он не появился.
Порвал все контакты, сбежал, растворился. Какое-то время отсиживался за пределами города, думал вообще удрать из страны, но вовремя одумался: что он делает? Убегает, трусливо поджав хвост? Предав Халорна, который столько для него сделал, родителей, которые теперь совсем одни? Даниэле решил остаться в Риме. Навел кое-какие справки, разыскал старых приятелей, и те подкинули работенку. Окопал себе «нору» на отшибе, а когда там стало слишком опасно, сменил ее на другую. Брался за все подряд: нелегальные курьерские перевозки, мытье полов, дешевое репетиторство, все, где не требовалось предъявлять паспорт. И в итоге понял, что с таким заработком долго не протянет. Он ведь уже все равно вне закона, так? Нечего терять.
Сделать фальшивый паспорт оказалось не так сложно. Наладить нужные связи - сложнее, но к тому времени Рокка был уже не тем восторженным мальчишкой, что раньше. Демона в себе он старался не слушать и никак не пользоваться его силой, метку скрывал, но встреча с Гневом его изменила. В свои девятнадцать он достаточно цинично смотрел на жизнь, стал ловчее, отрастил жесткий панцирь, через который не так легко пробиться. Поэтому торговля незаконной литературой - то, в чем он, по крайней мере, мог разобраться - пошла на ура. Особенно пригодилась любовь к языкам, неплохое знание как минимум пяти иностранных и латыни. Пару раз его пытались надуть свои же сокашники по «бизнесу», проверяя на прочность, в итоге обнаружили неплохое чутье на подвох и хороший хук правой. Одним словом, сработались.
Со временем Дани даже расширил деятельность, включив в ассортимент оружие - совсем немного, буквально считаное по пальцам, зато отменного качества. Это сразу же повысило заработок, плюс на таких смешных объемах можно было не опасаться конкуренции, и что его втянут в гораздо более опасные игры.
Жизнь и сейчас нельзя назвать безопасной. Зато он свободен, может тайком посылать деньги матери и иногда видеться с Халом, даже помогать ему в патрулировании, благо, нелюдимый экзорцист частенько выходит на него в одиночку.

✖ СВЯЗЬ С ВАМИ ✖

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Догадываюсь, что мог чего-то не того намутить, все готов править.

Отредактировано Daniele Rocca (2015-08-05 23:01:47)

+2

2

Не забудьте поставить аватар. Пусть даже вы и скрываетесь от экзорцистов, но мы должны вас видеть :)

Вы приняты!

Добро пожаловать на форум. Для начала советуем заглянуть вам в тему
ЗАПОЛНЕНИЯ ПРОФИЛЯ и ЗАНЯТЫХ ВНЕШНОСТЕЙ. Также не забудьте отметиться в РАЗДЕЛЕ ВАКАНСИЙ, создать свою тему ОТНОШЕНИЙ И ХРОНИКИ.
Если вы ищите соигроков, обязательно загляните в тему ПОИСКА ПАРТНЕРА ПО ИГРЕ.

Приятного общения!

+1


Вы здесь » Sin and guilt in sacred Rome » Принятые Анкеты » DANIELE ROCCA | фантом | 21