Sin and guilt in sacred Rome

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sin and guilt in sacred Rome » Принятые Анкеты » SUPERBIA | ALDO-LUCIO SERPENTE


SUPERBIA | ALDO-LUCIO SERPENTE

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

SUPERBIA | ГОРДЫНЯ
ALDO-LUCIO SERPENTE | АЛЬДО-ЛУЧИО СЕРПЕНТЕ

Возраст:
35 лет

Пол:
мужской

Ориентация:
бисексуален

Вид занятости:
основной род деятельности – владелец крупной звукозаписывающей компании, но так как этого ему мало, он может и книги писать, и картины – и вообще, заниматься всякой подобной деятельностью, где он способен показать себя. Была бы его воля – устраивал бы лекции в стиле «Прекрасный Я: Слушайте и внимайте».

Способности:
Телепатия — способность чтения мыслей и их внушения. Гордыня с лёгкостью способен увидеть мысли, желания, намерения, испытываемые человеком в данный момент. При желании способен углубиться в память жертвы, узнать значимые события его жизни. Мысли грехов читать не в состоянии.
Оракул — способность видеть возможное будущее. Однако, оно может изменяться в зависимости от принятых решений. Сила требует сосредоточенности, но в случае опасности срабатывает без желания Гордыни внезапными вспышками (например, может предвидеть удар за несколько секунд до нанесения).
Проклятие — обращение избранного им человека в одержимого. Наносит метку на подверженного своему влиянию человека, создавая таким образом портал для вселения демона.
Повышенная регенерация.

http://s2.uploads.ru/laWo9.jpg
Аtsushi Sakurai - art by Pulvis

✖ ВНЕШНОСТЬ ✖

− рост/вес/телосложение: достаточно высокий рост − 183 см. Вес – 69 кг, астенический тип сложения со всеми вытекающими, что довольно характерно проявлено во внешности;
− цвет волос, прическа: длинные, черные волосы – тяжелые и прямые, иногда собираемые в хвост;
− цвет глаз: темно-карие, зрачок едва заметен. Сплошной, ровный, темный цвет – на свету заметен рисунок радужки, без вкраплений посторонних цветов;
− особенности: печать на груди, у сердца, гласящая: « Nolite iudicare, ut non iudiceminiin quo enim iudicio iudi caveritis, iudicabimini, et in qua mensura mensi fueritis, metietur vobis».
«Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить». Строчки из Евангелия от Матфея, с одной стороны, изрядно мозолят ему глаза и доставляют неудобства, с другой – он считает печать интересным дополнением к избранной им внешности. Умещающиеся в две строки витиеватые черные символы из Вульгаты вполне на его вкус отличаются изысканностью и дополняют его, и без того замечательную, внешность.

Как и всякий астеник он высокий, бледный, худой и тонкокожий. Развитие мускулатуры тела дает не слишком большие результаты – до греческой статуи далеко, тело скорее высушивается, нежели приобретает здоровый вид.
Суставчатые подвижные пальцы, костяшки которых сильно выделяются на фоне самих по себе тонких костей, кисть руки узкая и длинная, сами пальцы пропорционально длиннее ладони, а запястье хоть и выглядит крепким, все же довольно узкое. Ступня большая, греческого типа, такая же длинная и узкая, пальцы ног длинные с хорошо выраженными костями плюсны и фаланг. Сочленения колен и локтей, лодыжки, запястья, кости ребер, бедер и плеч – все они очень хорошо выражены, придавая телу эдакий изломанный силуэт, к которому для полной картины прибавляются ярко выраженные вены, особенно на тыльной стороне ладони и ступнях.
И, конечно же, как и большинство астеников он обладает довольно узким, вытянутым лицом, четко очерченным профилем, среднего размера носом с узкими ноздрями, выразительными глазами и четко очерченными бескровными губами средней толщины, кажущимися тоньше, чем они есть. Хорошо выражены скулы, но достаточно слабо – надбровные дуги и нижняя челюсть.

✖ ХАРАКТЕР ✖

У Гордыни во главу угла ставится его собственное «Я». Богословы и религиозные фанатики любят твердить о том, что «гордыня возвышает себя над богом» – но дело обстоит все куда глубже. Для Гордыни бог не имеет никакого значения. Для Гордыни вообще ничего не имеет никакого значения – весь мир существует ради него самого.
Безусловно, его самолюбие велико. Исключительная вера в себя и собственные силы. И он яростно презирает тех, кто доверяется слепой вере в кого-то извне. Он считает, что на самом деле ему принадлежат такие добродетели, как ответственность, мудрость, самостоятельность, сила – и множество других. Гордыня многогранен. Он считается первым среди всех грехов, но будучи ослепленным им, грехи можно так же и сразить – особенно если благодаря гордыне возжелаешь стать непогрешимым.
Именно этим Гордыня и управляет абсолютно всеми. В своем самодовольстве он любит говорить: «Почитайте ваши катехизисы внимательно. Самое одержимое гордыней существо – это ваш собственный бог». Не без основания он считает, что тот, ради кого сражаются все так называемые «святые», одержим ей в гораздо большей степени (да и сами они не обделены гордыней). Благодаря этому, как он справедливо полагает, он и является неуловимым – и бесконечно упивается этой своей ловкостью, как и своей великой мудростью – он «раскусил» того, кому столькие поклоняются. Гордыня считает себя порождением самой природы – только лучшие могут выжить, только самые умные, смелые, ловкие, быстрые. «Один волк может вырезать больше половины глупого стада, уповающего на пастуха, которому нет до стада дела».
Сама природа человека открывает огромный простор для тщеславия – люди зависимы друг от друга, от чужого одобрения, от осуждения других, люди нуждаются в самоутверждении. «Меня невозможно устранить, даже «любовью», как говорят в писаниях. Ваши «добродетели» и «любовь» есть самый главный источник меня, и со мной невозможно бороться» - утверждает Гордыня. Вообще, Гордыня любит утверждать. Его речи порой витиеваты и цветисты, чаще – рассудительны и логичны, он наслаждается каждым своим произнесенным словом, несущим в себе правду. При этом он любит упражняться в собственном совершенстве – «только глупцы будут считать правдой абсолютно все, что они говорят только от того, что это сказали именно они». Гордыня презирает глупцов, надо отметить. Гордыня очень любит убеждаться в своей правоте, в своем уме, в красоте сказанного. Его вкусы безупречны, да и сам он себя считает воплощением искусства, потому как создает себя сам раз за разом. Создание, кстати, тоже его конек – он одинаково любит создавать красивые вещи и совершенных, по его мнению, живых существ. Последние рождаются под его неусыпным контролем – а наставник он прекрасный. Знает, когда надо «нажать», а когда – «отпустить», дать волю. И к самому себе он столь же внимателен – даже в еще большей степени.
Заманить и соблазнить его льстивыми речами, как ни странно, невозможно. Людей, которые им одержимы (надо сказать, наиболее глупых и примитивных представителей) – да, но сам Гордыня очень внимательно к этому относится, поскольку не терпит, когда его драгоценную персоналию хотят использовать в собственных интересах. Гордыня крайне подозрителен и не доверяет никому, кроме самого себя. Тех же, кого он, как считает, видит насквозь, он способен использовать в своих интересах – причем делает это очень аккуратно, в радость и себе и используемому (либо незаметно для последнего). Его питомцы – великие и сильные мира сего, и для Гордыни они – великая награда за собственные труды, ведь его авторитет должен быть непоколебимым.
Что касается пресловутой «любви» – о, любить он может, и еще как. Только это должен быть некто, кто по его исключительно высочайшему мнению «Достоин» – именно с большой буквы. Умен, прекрасен, замечающий все проявления его, Гордыни, многогранной и замечательной натуры – и при этом имеющий огромную волю, чтобы не прогибаться под него и не лебезить. И, безусловно, Гордыня очень не любит, когда его пытаются предпочесть кому-то другому. В его голове это просто не укладывается, а если Гордыню уязвить…
Отдельно отметим, что Гордыня очень злопамятен, мнителен и обидчив. Мстит он с наслаждением и изощренно, мастерски подмечает все недостатки других и иногда искренне над ними глумится, но в целом его мало волнуют окружающие.

✖ БИОГРАФИЯ ✖

«Как упал ты с неба, денница, сын зари! Разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своём: «Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему».
Библия. Ис. 14:12-17

Говорят, Люцифер – отец гордыни.
А что, если я вам скажу, что Гордыня – отец Люцифера?
Именно так. Именно Гордыня сотворила из кроткого, сиявшего в поднебесье «божьего слуги», чистого и прекраснейшего из созданий ветхозаветного громовержца того, кто стал величайшим движителем этой монотеистической религии? Где было бы ваше христианство, не будь в нем столь значимой фигуры – гораздо более глубокой, мудрой и интересной, нежели твердят святые отцы?
О, я не оговорился. Почитайте Байрона, например – как прекрасен Люцифер в его «Каине». Что? Вы не читаете Байрона? Большое упущение.
Он прекрасен тем, что он несет разум и порождает бунт. Что может быть лучше свободной воли, ведущей остальных за собой?
Воистину, Люцифер – прекраснейшее из моих творений.
Всяких Яхве, которых считают главным орудием против меня и моих братьев, я не люблю. Хотя, надо сказать, я им даже благодарен. Люцифер и ему подобные создан из любви к искусству, эдакие сияющие адаманты, возвышающиеся над прочими. Толпа же – постоянный источник пищи, но она до безумия скучна, смешна, примитивна.
Недостойна.
Все эти ваши «боги» порождают толпу – грызущуюся между собой, бьющую лежачего, смеющуюся над инаковостью, составляющую правила, которые в их глазах единственно верные (обычаи ли это или мораль – неважно). Особенно смешна толпа служителей «безгрешного бога», считающая и себя практически безгрешными. Самые смешные экземпляры, глубоко заблуждающиеся – в себе, в объекте веры, в других… Они не хотят меня видеть, хотя я – вот он, совсем рядом, прочно укоренился и глубоко пустил в них корни.
Теперь вы понимаете, почему я – неуловим?
Но есть те, кто видят меня, кто знает меня в лицо. Глядя на себя в зеркало, они приветствуют и меня – и я им становлюсь надежным союзником. Творцы и деятели, многие из которых заслуженно считали себя гениями. Все, кто достиг славы, почета, кто стал легендой, чьи имена давно уже в веках.
Я – Гордыня. «Покровитель дерзающей мысли и рук».
Я не рождался, я был всегда. Воплощение сил творения природы, естественный отбор, диктующий живым существам: расти, беги быстрее, лети выше, сражайся лучше – и выживешь.
Я всегда знаю лучше, всегда знаю больше, я совершеннее. Остальные грехи – это всего лишь гипертрофированность, излишество – палка о двух концах, можно пустить в благое русло, можно разрушить. Если бы они хоть на миллиметр приблизились к моему совершенству – кто знает, может история человечества обернулась бы в иное русло?
Кому нужно оно, впрочем? Люди – лишь средство, возомнившее себя чем-то большим.
Как ни крути, грехи – раса властелинов, семеро повелевающих этим сбродом. И не только им.
А я – Первый среди равных.
Относительно равных, которым еще далеко до меня. Особенно Гневу и Похоти. Остальные хоть как-то могут себя обеспечивать и жить самостоятельно, хотя я и не считаю это верным. Но у них, все же, есть сила равная моей, поэтому надо бы считаться.
Имя и личность человека, обличье которого я ношу, лишь пустая фикция и не имеет никакого значения. Его действия сослужили мне хорошую службу, не более.
Но теперь есть только я.

✖ СВЯЗЬ С ВАМИ ✖

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


✖ ПРОБНЫЙ ПОСТ ✖
-

+2

2

Не забудьте поставить аватар.

Вы приняты!

Добро пожаловать на форум. Для начала советуем заглянуть вам в тему
ЗАПОЛНЕНИЯ ПРОФИЛЯ и ЗАНЯТЫХ ВНЕШНОСТЕЙ. Также не забудьте отметиться в РАЗДЕЛЕ ВАКАНСИЙ, создать свою тему ОТНОШЕНИЙ И ХРОНИКИ.
Если вы ищите соигроков, обязательно загляните в тему ПОИСКА ПАРТНЕРА ПО ИГРЕ.

Приятного общения!

0


Вы здесь » Sin and guilt in sacred Rome » Принятые Анкеты » SUPERBIA | ALDO-LUCIO SERPENTE